Круглый стол в "Александр-Хауз"
   Выборы в г. Кишиневе: СМИ
   Анализ решения ВС Украины от 20.01.05
   Выборы в Украине: Меморандум
   Выборы в Украине
   Судебная практика: защита Сурина
   КБ "Юниаструм Банк"
   Публикации Сергея Мирзоева
   Советское право и государство:
   Поиск легитимности

   Оранжевые революции:
   кризис легитимности

   Журнал "Вслух о...", #5 2004 год
   Журнал "Вслух о...", #4 2004 год
   Журнал "Вслух о...", #9 2003 год
   Журнал "Вслух о...", #8 2003 год
   Журнал "Вслух о...", #7 2003 год
   Журнал "Вслух о...", спец. выпуск
   Журнал "Вслух о...", #6 2003 год
   Журнал "Вслух о...", #5 2003 год

Лапаева Валентина Викторовна. Легальное и легитимное в междисциплинарном исследовании: проблемы коммуникации и понятий

Предметом нашего обсуждения является проблема использования права как инструмента в технологии делегитимации действующей власти, рассматриваемая под углом зрения соотношения легальности и легитимности власти. Такую постановку вопроса трудно назвать своевременной, потому что она явно запоздала. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Сергей Бобоевич взял на себя важную и трудную функцию связующего звена между юристами и политологами. Как показывает сегодняшняя дискуссия, основная проблема диалога между представителями этих двух специальностей заключается в том, что, у нас нет общего языка для разговора. Поэтому юристы несколько шокированы звучавшими здесь утверждениями о том, что власть всегда существует вне права, что международного права никогда не было, что легитимность – это не правовая категория и так далее, а политологи, по-видимому, думают, что юристы недооценивают роль теневых механизмов реальной политики. Нам необходимо формировать язык междисциплинарного научного общения, определяясь с тем, что мы понимаем под правом в его различении с законом, что такое естественные права и свободы человека и гражданина и основанное на них современное международное право, что такое легитимность власти в ее различении с легальностью и т.п.

Сближение позиций по этим вопросам представляется исключительно важным для обеих сторон. Разоблачительный пафос, который звучит в работах политологов, анализирующих роль права в оранжевых технологиях, охладит правовой идеализм отечественных юристов, которые сейчас еще только осваивают заложенный в Конституции РФ естественно-правовой тип правопонимания с присущими ему механизмами и институтами поддержания правопорядка и как всякие новообращенцы нередко склонны к излишней экзальтации. А политологам будет полезно осознать то обстоятельство, что в современных условиях проблема легитимности власти – это в своей основе правовая проблема. Последний момент требует пояснения.

Дело в том, что после принятия в 1948 г. Всеобщей декларации прав человека и формирования на ее основе современной системы международного права в трактовке легитимности власти как признания правомерности этой власти обществом, существенно поменялись акценты. Раньше (со времен еще М.Вебера) упор делался на социально-психологических и социально-политических аспектах этого феномена, связанных с общественным признанием (или непризнанием) власти, с характером, формами проявления и способами измерения этого признания и т.п. При этом формула «право на власть» представляла собой, скорее, образное выражение, отражающее не столько правомочие правящих верхов на обладание властью в юридическом смысле этого слова, сколько своего рода политический консенсус по поводу доверия власти со стороны большей части общества, считающей эту власть «правильной», справедливой, заслуживающей того, чтобы ей подчиняться. Сейчас же под правом на власть понимается жесткая юридическая конструкция, увязывающая правомочие на обладание властью со стандартами общепризнанных прав человека и гражданина и снабженная инструментами юридико-властного принуждения.

С точки зрения принятых на Западе стандартов правомерная власть в юридическом смысле этого слова - это власть, которая: 1) сформирована в соответствии с правом граждан на участие в управлении делами государства, параметры которого определены в международно-правовых документах и решениях Европейского Суда, и 2) действует в правовом поле, очерченном общепризнанными принципами и нормами международного права. Если одно из этих условий не выполняется, то международное сообщество считает себя вправе применить санкции к носителям нелигитимной власти или поддержать внутреннюю оппозицию этой власти, заявляющую о своей приверженности мировому правопорядку. При этом для международного сообщества (представленного, формально говоря, международным общественным мнением и соответствующими международными институтами) по большому счету не важны политические аспекты легитимности такой неправовой власти (т.е. наличие внутри страны реального политического консенсуса по поводу доверия этой власти со стороны большинства неразвитого в правовом отношении общества). Те структуры, которые выражают мнение международного сообщества, с полным сознанием своей правоты найдут (а при необходимости создадут) и поддержат такую оппозицию этой власти, которая заявит о своей приверженности правовой демократии и мировому правопорядку. Они исходят из того, что государство, внутри которого нет права, представляет опасность для мирового сообщества. Поэтому они никогда не признают легитимными выборы, например, в Иране, даже если новый президент был действительно избран большинством населения.

Участвующие в нашей дискуссии политологи (как показывает обсуждение) склонны недооценивать роль и значение права в современном мире в целом и в технологиях бархатных революций в частности, рассматривая право всего лишь как один из факторов давления, который Запад использует против России. Конечно, нельзя отрицать и надо учитывать тот факт, что позиция так называемого международного сообщества – это зачастую позиция руководства США и евробюрократии, которые формируют международное общественное мнение, манипулируют им и под его прикрытием вмешиваются во внутренние дела других государств, не всегда даже затрудняя себя соблюдением формальностей международного права. Да, они используют право как инструмент, они манипулируют стремлением людей к свободе. Но неверно думать, что это они спровоцировали тот порыв к свободе (т.е. к праву как к единственно возможной формеой свободы), который является движущим импульсом всего процесса постсоциалистического развития на постсовестком пространстве. У нас этот импульс сейчас задавлен усталостью, разочарованием, чувством бессилия людей перед несправедливостью, а в конечном итоге – перед неправовым по своей сути характером очень многих жизненно важных процессов – начиная от приватизации в сфере экономики и кончая созданием модели управляемой демократии в социально-политической сфере. Но чем острее та или иная неосуществленная жизненная потребность, тем уязвимей субъект этой потребности перед разного рода манипуляторами. В контексте нашего разговора важно подчеркнуть, что эта потребность в свободе и праве является именно объектом, а вовсе не результатом манипулирования, как это иногда пытаются представить.

Если мы будем заниматься только разоблачением политтехнологических происков Запада и разрабатывать политические контртехнологии, мы на этом поле обязательно проиграем. Потому что нам будут противопоставлены не просто технологические приемы типа «внешней легитимации», «захвата пространства интерпретаций» и т.п. Нам будет противопоставлено право в его современном понимании – т.е. общепризнанные, закрепленные в ратифицированных Россией документах принципы и нормы международного права, снабженные эффективными средствами принуждения (для этого уже создана целая система международных институтов, включающая суды и трибуналы). Против этого лома нет приема, кроме честного выстраивания такого правопорядка, который будет вписываться в общепризнанные принципы и нормы международного права.

И в заключение (поскольку в выступлении Сергея Бобоевича был затронут и теоретический пласт проблемы соотношения права и закона) хотела бы сказать о том, что та концепция легитимности власти, которую предлагает нам Запад и которая, основана на естественно правовом типе правопонимания, может быть подвергнута серьезной научной критике с позиций развиваемой в современной российской теории права концепции либертарного правопонимания.

Данный текст является письменной версией тезисного выступления на семинаре «Современные проблемы государства, власти и права на постсоветском пространстве» по теме «Легальное и легитимное в государственно-правовой истории России ХХ столетия» в рамках проекта "Европа". Тема актуализирована, в частности, серией «революций» в странах СНГ и дискуссией вокруг поиска легитимности, а значит и устойчивости власти в России.

Может ли Россия остаться целостной – фактически, политически и исторически? И, в частности, можем ли мы легитимировать эту целостность хотя бы в современных границах российского государства, которые напоминают границы Московского Царства XVII века? Ответ: мы вряд ли сможем сохранить Россию без восстановления преемственности.

Конечно, можно построить власть и не наследуя ничему. Так, Советский Союз вначале отказывался от исторической преемственности за счет обращения к проекту и поэтому смог отменить все предшествующие отношения, обязательства, а в этом смысле и все предшествующее право.

Я-то сам являюсь сторонником проектного подхода. Но я не уверен, что, если мы отказываемся от всей истории России до Советского Союза, то мы сможем восстановить какую-то легитимность. Для жесткости я бы определенно утверждал: так не получится.

Но, тем не менее, современная Россия негласно принимает ровно тот исторический нигилизм, который был реализован в процессе строительства советской власти. Никто не восстановлен в правах - никому же не возвращено отнятое. Нет ответа на вопрос, могут ли граждане царской России или хотя бы граждане СССР стать гражданами современной России в порядке заявления. Не по ходатайству, а в порядке бесспорного требования, по праву!

Мне кажется, что первый Рубикон, который нужно перейти, - это внятно ответить на вопрос: мы все-таки наследуем или не наследуем… Не империю! Все вопросы преемственности почему-то ставятся в этом ключе – восстановим мы империю или нет. А главное - это права тех, кто жил на этом пространстве. Мы их собираемся восстанавливать или нет?

На все разговоры о реституции у нас наложен негласный запрет (я имею в виду в политическом дискурсе - в литературе, в науке, возможно, что-то есть). На этом пути стоит проблема самоопределения, в том числе и самоопределения политиков. Политики не признают проблему преемственности , более того, никто даже не утверждает, что ее нет, – проблема просто замалчивается. Конечно, многое разрушено и утеряно, но что такое 70 лет советской власти? Современная практика заключения долгосрочных договоров аренды допускает даже срок контракта в 99 лет - то есть могли бы не кончиться, скажем, договоры аренды. Почему же мы не можем даже обсуждать этот вопрос?

Советская власть мучительно искала легитимность и, возможно, в какой-то момент нашла ее. Есть гигантский опыт государственного насилия в отношении широких слоев населения, за счет чего советская власть долгое время утверждала себя. Удачно, с точки зрения решения проблемы легитимности, на технологию насилия наложились войны, прежде всего, Великая Отечественная. Тогда насилие вдруг оказалось оправдано, легитимировано: надо было защищать Отечество. Заградительные отряды, которые стреляли в спину нашим солдатам, были в этом смысле легитимны.

Если мы эту тему не вытащим в политику, не начнем ее обсуждать технологически, без визга и истерики расчувствовавшегося, но, в общем, ничего не делающего патриота, то ничего не выйдет. В СССР была применена следующая технология создания легитимности: сначала власть опиралась на насилие, а потом это насилие она легализовать не смогла, но легитимировать смогла - за счет глобального проекта и за счет войн.

В подтверждение того, что советский метод – это не только историческое прошлое, но и до некоторой степени – настоящее, можно привести массу свидетельств из нашей сегодняшней жизни. Раньше насилие осуществлялось в угоду построению нового общества социальной справедливости, понимаемого как совершенно определенная конструкция государства, сейчас мотив, может быть, поменялся, но технология осталась прежней.

Так, если мы посмотрим на самые активные рынки, то обнаружим, что они пребывают в нелегальном состоянии. Возьмем, например, рынок недвижимости города Москвы: есть подозрение, что все его обороты обеспечены нелегальными деньгами. Никто точно не считал, но можно с уверенностью сказать, что не уплачены налоги с подавляющей части сумм. Естественно предположить, что через некоторое время (собственно, это время уже наступило) все эти покупатели окажутся в положении преступников, которые должны бояться наказания. И вполне мыслима такая конструкция власти, которая опирается на тех, кого она может репрессировать, на тех, кто об этом знает и этого боится.

В чем здесь технологическая разница с советским методом легитимации, не очень понятно. Тем более, что тюрьмы – полны, и содержание в них, в общем, не соответствует логике наказания, заключающегося в одном лишь лишении свободы. Суть советской и российской тюрьмы в том чтобы осуществить пытку, легальное и в некоторой степени легитимное насилие. Мол, так им и надо, не надо было попадать в тюрьму.

Даже те, кому наплевать на гражданские права, вступая в экономические отношения, начинают нуждаться в праве, потому что невозможно защитить продукт своего труда вне правового поля. Поэтому необходимо понимать сферу экономических и имущественных отношений не только узко прагматически (мол, она должна дать какой-то ВВП или повысить чье-то благосостояние), а как сферу, способную регулировать отношения в обществе так, что они станут либо правовыми, либо антиправовыми.

Но – эта сфера не амбивалентна, процесс пойдет либо в ту сторону, либо в другую. Либо в сторону воспроизводства технологии массового насилия (но без надежды даже на ту степень легитимности, какая была у власти СССР – ни проекта, ни войны), либо в сторону правовых отношений.

Для меня из этого, в частности, вытекает следующий тезис: если мы не откажемся от политики насилия в сфере массовой экономической деятельности, то никакой легитимности мы не создадим. Иными словами, до тех пор пока власть исторически не оправдается, не докажет, что она не будет прибегать к технологии построения власти, основанной на массовом насилии, легитимности, а значит и устойчивого политического режима в России не будет.

Насилие в экономике должно быть хотя бы приостановлено. Прагматически это означает простую вещь: не заплатил налоги – плати штраф, рассчитывайся имуществом, становись банкротом, но не бойся, что тебя репрессируют. У нас, кстати, нет института личного банкротства, и гражданин в принципе не может оправдаться перед государством в случае, если оно потребует уплаты долгов. А какая тогда альтернатива? Альтернатива одна – тюрьма.

Если мы хотим, чтобы население апеллировало к справедливости в правовой форме, а не в форме государственного насилия, кого-то наказывающего и что-то распределяющего, если мы хотим, чтобы российское население апеллировало к праву, к своей возможности защитить свои права, то нужно создать генератор права. То есть необходимо настроить на эту цель экономические и имущественные отношения. В этом смысле, а не для того чтобы спасти Ходорковского, нам нужен отказ от уголовного наказания за экономические преступления.

Если резюмировать: для восстановления легитимной власти и сохранения страны, как минимум, следует пропустить проблему легитимности через проблему преемственности и проблему массового государственного насилия

События
31.10.2013
Краткий отчет миссии международных наблюдателей на выборах Президента Азербайджана
подробнее
31.10.2013
Предлагаем вниманию посетителей нашего сайта новую книгу Ольги Лобач
подробнее
22.01.2013
Продолжаем публикацию
цикла эссе Ольги Лобач:
Вдова убитого оборотнем,
Вольная химера,
Вампиры

подробнее
28.12.2012
Брат мой, Каин.
Психологическое расследование
Ольги Лобач

подробнее
09.06.2012
Поправки к Переходным положениям
проекта ФЗ "О внесении изменений
в части первую, вторую, третью и
четвертую Гражданского кодекса РФ"

подробнее
01.06.2012
Уточненный текст поправок
в проект Гражданского кодекса РФ

подробнее
25.05.2012
Поправки, предлагаемые в текст
новой редакции Гражданского Кодекса

подробнее
18.05.2012
Новый Гражданский кодекс России
имеет коррупциогенные факторы.

подробнее
26.04.2012
Суд создал искусственные
препятствия защите прав граждан.
118 жителей Чеховского района
остались без судебной защиты.

подробнее
29.03.2012
Особое мнение к Меморандуму
подробнее
26.03.2012
Меморандум наблюдателей
Международной организации
«За справедливые выборы»
(опыт дистантного экспертного
наблюдения за выборами)

подробнее
14.03.2012
Оспаривается акт органа местного
самоуправления о земле:
стоит ли ждать от районного суда
справедливого решения?

подробнее
14.02.2012
Почему экспертное сообщество
не обсуждает статью В. Путина
«Демократия и качество государства»

подробнее
26.12.2011
Роман Елены Котовой
«Третье яблоко Ньютона»

подробнее
12.12.2011
У ВАС ЕСТЬ ПРАВО НА ОТВЕТ!
подробнее
20.07.2011
Иммиграция в Австрию: законно и гарантированно.
Новые услуги, предоставляемые Коллегией и ее партнерами

подробнее
22.06.2011
Институциональная коррупция
подробнее
16.06.2011
Россия не является юридической провинцией Запада
подробнее
18.05.2011
Жертва долга
подробнее
18.05.2011
ТАСС НИ НА ЧТО НЕ УПОЛНОМОЧЕН
подробнее
19.04.2011
ЭКСПЕРТНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ВЫБОРАМИ: пример из практики
подробнее
09.03.2011
Реформа и контрреформа: реформирование судебной сферы приводит к усилению власти чиновников
подробнее
15.02.2011
Обсуждение статей С.Мирзоева в эфире радиостанции "Говорит Москва"
подробнее
12.02.2011
Опубликовано интервью на сайте BBC
подробнее
10.02.2011
"Нужно поставить вопрос о продолжении судебной реформы"
подробнее
28.01.2011
Судебная реформа: что дальше?
подробнее
29.12.2010
Институциональная коррупция и реформы. Некоторые итоги десятилетия
подробнее
27.12.2010
Три года рейдерских атак. Будет четвертый?
подробнее
19.11.2010
Избиения профессионалов. Неутешительные выводы
подробнее
03.11.2010
О выборах на Украине 31 октября 2010 г.
подробнее
01.10.2010
Следственный аппарат: Реформа под руководством президента
подробнее
02.09.2010
СМИ о деле А. Шматко: неожиданный поворот (продолжение)
подробнее
01.09.2010
СМИ о деле А. Шматко: неожиданный поворот
подробнее
31.08.2010
Реформа следствия как часть политической реформы
подробнее
23.07.2010
Дорожная карта судебной реформы
подробнее
05.07.2010
Недосказаное о праве и власти
подробнее
21.06.2010
Неподсудность как признак всевластия чиновников
подробнее
07.06.2010
Бизнесмен — самый зависимый вид человека
подробнее
05.06.2010
Стиль и казус
подробнее
11.05.2010
Три года рейдерских атак. Продолжение.
подробнее
13.04.2010
Три года рейдерских атак
подробнее
24.03.2010
СМИ о деле А.Шматко
подробнее
12.03.2010
Без комментариев
подробнее
02.03.2010
Краткое заключение миссии международных наблюдателей «За справедливые выборы» по выборам в Палату Представителей парламента Республики Таджикистан
подробнее
19.02.2010
Отчет о деятельности наблюдателей Международной организации «За справедливые выборы» по выборам Президента Украины 7 февраля 2010 года
подробнее
23.10.2009
Выборы оказались богаче и парадоксальней существующих стереотипов
подробнее
29.09.2009
Поздравляем с почётным званием!
подробнее

© 2002-2013 МКА "Мирзоев, Мостовой и партнеры" | info@advokaty.org
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru