Круглый стол в "Александр-Хауз"
   Выборы в г. Кишиневе: СМИ
   Анализ решения ВС Украины от 20.01.05
   Выборы в Украине: Меморандум
   Выборы в Украине
   Судебная практика: защита Сурина
   КБ "Юниаструм Банк"
   Публикации Сергея Мирзоева
   Советское право и государство:
   Поиск легитимности

   Оранжевые революции:
   кризис легитимности

   Журнал "Вслух о...", #5 2004 год
   Журнал "Вслух о...", #4 2004 год
   Журнал "Вслух о...", #9 2003 год
   Журнал "Вслух о...", #8 2003 год
   Журнал "Вслух о...", #7 2003 год
   Журнал "Вслух о...", спец. выпуск
   Журнал "Вслух о...", #6 2003 год
   Журнал "Вслух о...", #5 2003 год

На сайте Kreml.org было опубликовано интервью с Сергеем Мирзоевым

"Нужно поставить вопрос о продолжении судебной реформы"

Президент одобрил идею Совета по развитию институтов гражданского общества провести экспертизу по делу против экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. Каково ваше мнение по поводу данного решения, насколько такая экспертиза необходима для общества?

Если попытаться коротко ответить на вопрос, то скажу сразу, что никаких теплых чувств непосредственно к г-ну Ходорковскому не испытываю. Я считаю, что он относится к той группе людей, которые, наверное, что-то сделали для развития экономики в России, но интересы этих людей объективно столкнулись с интересами социального и экономического развития России в целом. Есть люди, которые способны своей судьбой отразить важные события в истории страны, например г-н Ходоровский участвовал в спорной приватизации, поддерживал Ельцина на выборах 1996 года. Поводом его уголовного преследования стали, наверное, нарушения закона об уплате налогов, но неприятности последовали после того, как центральная власть, объявив о 'равной удаленности' от олигархов, получила возможность побороть самых непослушных из них.

Есть некоторая доля иронии в том, что центральная власть в борьбе за укрепление вертикали не искала поддержки общества, а опиралась на договоренности с субнационациональными элитами (еще ельцинскими) и лояльными олигархами. Незрелое общество и отсутствие институтов гражданского общества не требовали верховенства закона, независимости суда, на что мог бы рассчитывать г-н Ходорковский для своей защиты. Гражданскому обществу и его авторитету могли способствовать целенаправленные действия г-на Ходорковского.

Я понимаю инициативы г-д Прохорова или усилия Вексельберга, которые стремятся превратить инновационные разговоры во что-то явное, начиная от модели авто, зданий и сооружений и кончая созданием коллективов людей под конкретные задачи. Но нельзя не признать, что это не систематические усилия, в результате их не возникнет ни индульгенции, ни институтов гражданского общества, ни верховенства закона. Это не те акторы, они экономические агенты, как говорят экономисты, и не могут заменить государство. Но они могли бы способствовать гражданскому обществу, которое нуждается в справедливом суде. Печально, но факт, пока не появится третий полюс общественной жизни - наряду с государством и олигархами, - гражданское общество, не приходится ожидать независимого суда.

На мой взгляд, ничего особенного в деле Ходорковского нет, и мы можем предположить, что подобного рода уголовно-правовые претензии могут быть предъявлены к любому из этого ряда людей.

Но закон есть закон. Вот здесь у меня как у юриста и адвоката очень серьезные сомнения, что второй приговор был законным, обоснованным и справедливым. Эти три параметра, на мой взгляд, следует проверить. Нам всем, кто хотел или не хотел, СМИ и Интернет прожужжали уши, что то, что делал Ходорковский, было принято делать в те годы, в тот период. И что все так делали, то есть применяли внутрихолдинговые цены, пользовались имуществом и деньгами дочерних фирм и прочее. Если с этой точки зрения подходить, то получается, что этот приговор несправедливый. Если судить о действиях Ходорковского с правовой позиции сейчас, оценивать ту общественную опасность, о которой говорит уголовный закон как об условии наказания, то она должна быть оценена судом специально. Суд должен был ответить, является ли общественная опасность совершенного актуальной. Поэтому есть сомнения в приговоре вне зависимости от моего отношения к г-ну Ходорковскому.

Приговор вернул нас всех в 90-е, которым дается правовая оценка, неизбежно с позиций сегодняшнего дня, хотя в обществе нет единства мнений о приватизации, о способе распределения национального достояния.

Можно посочувствовать Президенту. Он находится в перекрестье многих общественных ожиданий по поводу приговора. Он юрист, и понятно, что он понимает, что приговор гораздо шире его содержания, фактически, это приговор и приватизации, и деятельности политического класса - олигархов. У него есть возможность оценить случай Ходорковского профессионально. Очевидно, что есть некоторое давление, которое он испытывает и со стороны сторонников реформ, сторонников г-на Ходорковского, и западных центров влияния, которые ставят вопросы обоснованности этого приговора, превращающиеся в вопросы о независимости суда, верховенстве закона, состоявшемся государстве.

Поэтому мне кажется, его решение о создании специальной группы, которая будет призвана дать оценку приговору Ходорковского - правильное решение. Президент усилил Совет по развитию гражданского общества довольно известными специалистами и экспертами. Не все из них, скажем так, современно известны, некоторые были более известны в прошлом. Но означает ли это, что Президент хочет заболтать вопрос или хочет найти такой своеобразный клапан, с помощью которого выпустить пар? Мне кажется, нет. Мне кажется, что присутствует другой подход. Избранные люди известны как эксперты, и как, видимо, желающие говорить больше правды, чем говорят другие. Кого не хватает в этом Совете - так это юристов и представителей адвокатской корпорации. Они должны быть представлены таким образом, чтобы разные слои адвокатской корпорации могли заявить свое мнение. Ведь помимо всех других аспектов оценок: экономических, исторических, политологических - должны прозвучать юридические.

Но ведь Совет может привлечь юристов в качестве экспертов и необязательно они должны быть членами Совета. Тем более, что регламент формирования и работы группы, которая будет работать по делу Ходорковского, не определен.

Эта группа должна быть широка по своему составу. Должно быть представительство экспертных сообществ, поскольку внутри экспертного сообщества есть разные группы. Также должны быть в группе правозащитники с их огромным общественным темпераментом. Те, которые претендуют на роль совести, раньше их можно было назвать жрецами, и все было бы сказано, а сейчас это претендующие на роль держателей нравственного камертона.

Что бы состоялось тогда? Состоялось бы то, что позарез нужно сейчас практически по любому серьезному вопросу. Должна быть организована некая коммуникация, обратная связь между центральной властью и обществом, ведь неожрецы, эксперты и моральные авторитеты - суть представители гражданского общества. Должно стать совершенно ясно, как общество отнеслось к этому приговору. И это отношение должно быть распредмечено, объяснено и обосновано с помощью профессиональных знаний, и с помощью правозащитного темперамента. А из этого политические и юридические выводы могут делать кто угодно, от домохозяек до президента. Должна появиться некоторая оценка, которая может оказаться весьма здравой.

А нет опасности в том, что приговор может рассматриваться только в другом суде, а не на общественных слушаниях?

В нашем случае гораздо более интересно, не создавая квазисудебные инстанции, не создавая чрезмерного ажиотажа вокруг этой истории, тем не менее, создать прецедент некоторой общественной экспертизы и оценки состоявшегося приговора, как весьма и весьма важного документа и для общества, и для его истории. Сам прецедент обсуждения важен, сама эта процедура, хотя и похожая на выпускание пара, важна. Она показывает, что власть не заканчивает свою работу с обществом вынесением приговора, она способна его обсудить. В условиях тотального недоверия к суду такие обсуждения необходимы.

Мы тут все удивляемся цепной реакции на Востоке - от Туниса до других стран, Египта, например. А ведь речь идет не только о внутриклановой борьбе или социальном взрыве, речь идет о том, что институциональные ловушки и реформы-призраки вкупе с отказом от строительства гражданского общества не могут предотвратить революций. Также очевидно, что неконкурентная политическая система полностью извращает любую политическую власть.

Отсутствие всеобъемлющего общественного дискурса в конце концов приводит всех в болото и к невозможности выживания в кризисных ситуациях. Что произошло в Тунисе и происходит в Египте. И, несмотря на то, что это далеко, тем не менее, там общественность поработала, преподав нам всем урок, и создала некоторые вопросы для изучения российской общественностью. Эти страны далеки, там другой менталитет, другая экономика, но есть и схожесть - застойность, то, что у нас называется стабильностью. Это неудовлетворенный запрос на перемены, это огромный чиновничий аппарат, масштабная коррупция.

Почему я об этом заговорил? Потому что считаю, что важно создание прецедентов широкого обсуждения вопросов явно требующих ответов. Если есть общественное несогласие с приговором, то должно быть значимое резюме, с которым можно было бы спорить, но нельзя было бы его опровергнуть. Это, кстати говоря, функция Общественной палаты. Но, естественно, Общественная палата не всегда всё может делать.

Общественная палата тоже собирается провести круглый стол по этому вопросу.

Ну и слава богу, если они это будут делать. И последнее, что я хотел сказать на эту тему. Я уравниваю вопрос обоснованности, законности и справедливости приговора Ходорковскому с вопросом о существовании судебной системы в России.

На заседании Совета при Президенте решался не только этот вопрос, там прозвучали предложения по достижению независимости суда.

Нельзя сказать, что вообще ничего не делается. Например, в арбитражах была попытка автоматизированного распределения дел между судьями. Эта попытка была институциализирована, и она сейчас действует на уровне Арбитражного суда Московского округа.

А в целом всё по- старому. Попытка руководства судов всячески регулировать процесс распределения дел превратилась в систему, и она не меняется, они так и работают.

Насколько реализуемы какие-то серьезные изменения в этой области?

Если речь о судебной реформе, то надо начать и закончить. Например, есть длиннющий, непрозрачный алгоритм выдвижения на должность судьи и его утверждение. Изменение звена большого алгоритма не приведет к тому, что этот алгоритм качественно изменится в лучшую сторону. В целом сейчас существо проблемы с замещением должностей судей состоит в том, что оно полностью подконтрольно вышестоящему начальству. Оно не подконтрольно судейскому сообществу, как в других странах. Оно регулируется непубличными механизмами на уровне, например, Администрации Президента. Если Администрация Президента имеет заключение спецслужб, которое непубличное, секретное, о том, что кандидат на судейскую должность замечен, а может быть не замечен, в чем-то предосудительном, того достаточно для отказа в назначении на должность. Что за этим стоит, никто никогда не узнает, потому что это непубличная информация. Надо пересматривать весь алгоритм замещений должностей, пытаться поставить вперед всякого рода непубличные заключения служб, до формирования резерва.

Теперь что касается сложного вопроса о независимости судей. Долго бились за то, чтобы эту независимость учредить, долго бились за то, чтобы была дисциплинарная ответственность, т.к. судьи должны быть ответственны перед участниками процесса. А процессуальное хамство в России вошло, например, в справочники ОБСЕ, там воспроизводились некоторые перлы судей. Я как профессиональный адвокат периодически сталкиваюсь с тем, что судья задвигает представителя стороны, чтобы привести дело к тому концу, которое ему начальство определило. Как бы ни пытались скрывать судьи, это всегда видно.

Нужно поставить вопрос о продолжении судебной реформы. Автором новой судебной реформы должен быть Президент, я надеюсь, ему близка эта тема, он называет вещи своими именами публично, он прямо говорит о проблемах правосудия на встречах с людьми. Нужна новая судебная реформа, еще и потому, что новые задачи появились, кроме решенных об увеличении инстанций, например.

В новой реформе надо предоставить власть судам вместе с ответственностью, потому что власть может быть употреблена коррупционной частью судейского корпуса в своих интересах. Для этого должна заработать ГАС 'Правосудие'. Сейчас эта система толком не работает. Это специальная информационная система, которая должна помогать специалистам и гражданам получать информацию и о делах, и их содержании, и о суде, и о ходе суда. ГАС 'Правосудие' задумывалась для того, чтобы открыть информацию о суде, о процессе, например, для того, чтобы люди могли посмотреть или прослушать аудиозапись того или иного судебного процесса. Это и есть контроль за властью. Судья знает, что запись судебного заседания могут послушать миллионы людей, и он, конечно, поостережется неправосудное решение вынести.

Вы мне скажете, а как же по делу г. Ходорковского? А по делу Ходорковского все по-другому. Это явление, которое стоит особняком, его надо специально обсуждать. Но вот в рутине такая информационная открытость судов, которая с 2004 года получила финансирование в 50 миллионов долларов, если память мне не изменяет, их выделило мировое сообщество, более миллиарда рублей было истрачено на создание ГАС 'Правосудие' и ее внедрение из бюджетных денег. А результат близок к нолю.

Если вам нужно найти сейчас дело и понять, как оно движется, вам надо иметь опыт юриста или адвоката, знать, как движутся дела и по инструкции делопроизводства и по неписанным правилам судов, например, общей юрисдикции, а в арбитражных судах есть свои особенности. И надо все это принять во внимание, чтобы найти информацию.

Приговоры судов в открытом доступе пока редкость, и они зачастую с исковерканным содержанием, когда трудно понять, о ком и о чем приговор. Например, по делам Московского областного суда можно прочесть некоторые приговоры по уголовным делам, но вы не прочтете всей практики по определенной статье. Сейчас выкладываются короткие приговоры судей по делам с участием присяжных. И только. В чем дело? Дело в боязни судей: можно увидеть, всегда ли применяется одинаковый подход по одной статье (по однотипным правоотношениям) к разным людям и можно ли говорить об институционализированной практике судьи или суда? Или под влиянием обстоятельств решения совсем разные? Если будет выложена в хронологии нескольких лет история применения некой статьи, мы увидим признаки коррупции или иной зависимости суда (судьи). Поэтому власть, которую точно надо передавать судебной ветви, должна быть уравновешена ответственностью, информационной открытостью и новым, публичным алгоритмом замещения должностей судей.

События
31.10.2013
Краткий отчет миссии международных наблюдателей на выборах Президента Азербайджана
подробнее
31.10.2013
Предлагаем вниманию посетителей нашего сайта новую книгу Ольги Лобач
подробнее
22.01.2013
Продолжаем публикацию
цикла эссе Ольги Лобач:
Вдова убитого оборотнем,
Вольная химера,
Вампиры

подробнее
28.12.2012
Брат мой, Каин.
Психологическое расследование
Ольги Лобач

подробнее
09.06.2012
Поправки к Переходным положениям
проекта ФЗ "О внесении изменений
в части первую, вторую, третью и
четвертую Гражданского кодекса РФ"

подробнее
01.06.2012
Уточненный текст поправок
в проект Гражданского кодекса РФ

подробнее
25.05.2012
Поправки, предлагаемые в текст
новой редакции Гражданского Кодекса

подробнее
18.05.2012
Новый Гражданский кодекс России
имеет коррупциогенные факторы.

подробнее
26.04.2012
Суд создал искусственные
препятствия защите прав граждан.
118 жителей Чеховского района
остались без судебной защиты.

подробнее
29.03.2012
Особое мнение к Меморандуму
подробнее
26.03.2012
Меморандум наблюдателей
Международной организации
«За справедливые выборы»
(опыт дистантного экспертного
наблюдения за выборами)

подробнее
14.03.2012
Оспаривается акт органа местного
самоуправления о земле:
стоит ли ждать от районного суда
справедливого решения?

подробнее
14.02.2012
Почему экспертное сообщество
не обсуждает статью В. Путина
«Демократия и качество государства»

подробнее
26.12.2011
Роман Елены Котовой
«Третье яблоко Ньютона»

подробнее
12.12.2011
У ВАС ЕСТЬ ПРАВО НА ОТВЕТ!
подробнее
20.07.2011
Иммиграция в Австрию: законно и гарантированно.
Новые услуги, предоставляемые Коллегией и ее партнерами

подробнее
22.06.2011
Институциональная коррупция
подробнее
16.06.2011
Россия не является юридической провинцией Запада
подробнее
18.05.2011
Жертва долга
подробнее
18.05.2011
ТАСС НИ НА ЧТО НЕ УПОЛНОМОЧЕН
подробнее
19.04.2011
ЭКСПЕРТНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ВЫБОРАМИ: пример из практики
подробнее
09.03.2011
Реформа и контрреформа: реформирование судебной сферы приводит к усилению власти чиновников
подробнее
15.02.2011
Обсуждение статей С.Мирзоева в эфире радиостанции "Говорит Москва"
подробнее
12.02.2011
Опубликовано интервью на сайте BBC
подробнее
10.02.2011
"Нужно поставить вопрос о продолжении судебной реформы"
подробнее
28.01.2011
Судебная реформа: что дальше?
подробнее
29.12.2010
Институциональная коррупция и реформы. Некоторые итоги десятилетия
подробнее
27.12.2010
Три года рейдерских атак. Будет четвертый?
подробнее
19.11.2010
Избиения профессионалов. Неутешительные выводы
подробнее
03.11.2010
О выборах на Украине 31 октября 2010 г.
подробнее
01.10.2010
Следственный аппарат: Реформа под руководством президента
подробнее
02.09.2010
СМИ о деле А. Шматко: неожиданный поворот (продолжение)
подробнее
01.09.2010
СМИ о деле А. Шматко: неожиданный поворот
подробнее
31.08.2010
Реформа следствия как часть политической реформы
подробнее
23.07.2010
Дорожная карта судебной реформы
подробнее
05.07.2010
Недосказаное о праве и власти
подробнее
21.06.2010
Неподсудность как признак всевластия чиновников
подробнее
07.06.2010
Бизнесмен — самый зависимый вид человека
подробнее
05.06.2010
Стиль и казус
подробнее
11.05.2010
Три года рейдерских атак. Продолжение.
подробнее
13.04.2010
Три года рейдерских атак
подробнее
24.03.2010
СМИ о деле А.Шматко
подробнее
12.03.2010
Без комментариев
подробнее
02.03.2010
Краткое заключение миссии международных наблюдателей «За справедливые выборы» по выборам в Палату Представителей парламента Республики Таджикистан
подробнее
19.02.2010
Отчет о деятельности наблюдателей Международной организации «За справедливые выборы» по выборам Президента Украины 7 февраля 2010 года
подробнее
23.10.2009
Выборы оказались богаче и парадоксальней существующих стереотипов
подробнее
29.09.2009
Поздравляем с почётным званием!
подробнее

© 2002-2013 МКА "Мирзоев, Мостовой и партнеры" | info@advokaty.org
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru